Домой / Информация / Алкоголизм — семейная болезнь

Алкоголизм — семейная болезнь

article93В то время как алкоголизм всё чаще рассматривается под призмой болезни,  лишь немногие представляют себе её истинные масштабы.

Это — болезнь всей семьи, передающаяся из поколения в поколение.  Отсутствие алкоголика (бывшего членом семьи в прошлом, даже далёком), к сожалению, не означает, что остальные члены семьи являются здоровыми людьми. Как правило, они страдают от множества проблем, никак не связывая их происхождение с семейным заболеванием — алкоголизмом.

Ал-Анон предлагает  такой подход к решению проблем: узнать факты о семейном алкоголизме и признать необходимость духовного выздоровления всех членов семьи алкоголика.

( Текст для обсуждения на собрании взят из учебника»Как работают группы Ал-Анон/Алатин», раздел «Понимать себя» стр.3)

***
Я никогда не думала об алкоголизме как о семейной болезни. Мне казалось, что алкоголик-это одно, а его семья — это другое. Более того, в моей семье алкоголиков не было (во всяком случае, мне так говорили.  Поэтому идея того, что я сама больна алкоголизмом — пусть не в форме одержимости алкоголем, а в форме одержимости спасать и постоянно тревожиться — для меня была неожиданной.

Когда я пришла в Ал-Анон, я думала, что узнаю что-то такое, что поможет мне понять и правильно себя вести в отношениях с алкоголиком. Я даже готова была с ним расстаться, но задним умом уже понимала, что это для меня невозможно: это просто снова загонит меня  в жизненный тупик. К тому же я уже пыталась (не раз) расстаться с алкоголиком (это был мой возлюбленный), но почему-то у меня это не получалось.

В общем, мои ожидания от Ал-Анона были в том, что здесь я найду помощь себе и исправлю положение с алкоголиком. Он бросит пить и будет нам счастье.

Я стала ходить на собрания, читать нашу литературу, общаться со своими новыми друзьями. И до меня стало доходить, что больна я сама. Алкоголик, конечно, тоже болен (это, кстати, очень изменило к лучшему моё к нему отношение).

Но всё, что  описано  выше( в теме собрания), имело непосредственное отношение ко мне — здоровой, непьющей, социально адаптированной женщине. И мне объясняли раз от раза, что мы собираемся в Ал-Аноне, чтобы выздоравливать нам самим прежде всего. Потому что, если я останусь больной, буду продолжать свою безумную жизнь, полную страха, вины и тревоги, то толку от меня не будет. Более того, эта моя болезнь оказывает самое вредное влияние на жизнь моих близких.

Я вела себя именно так, как здесь описано,в точности. Я испытывала именно те чувства, которые описаны. Я питала иллюзии, что, став лучше, заставлю алкоголика бросить пить. Я старалась «сохранить лицо», пытаясь замазать те неприятности и огорчения, которые причинял мне и детям алкоголь моего друга. Я врала себе , что завтра всё изменится.

Я верила алкоголику, что он вот-вот бросит.

И всё это названо у Анонимных Алкоголиков «бунтом своеволия и отрицанием реальности». То есть — алкоголизмом. Не обязательно пить спиртное, чтобы разрушить свою жизнь и жизнь близких. Можно упиваться страхом, обидами, саможалостью и иллюзиями, как это делала я, — с тем же результатом. Только на таких больных людей, в отличие от самих алкоголиков, никто пальцем не покажет. Наоборот, мне в моём безумии будут сочувствовать. А алкоголика считать виновным во всех моих несчастьях.

В Ал-Аноне это «не проходит». Очень скоро, благодаря программе, я начала смеяться над своими иллюзиями и заблуждениями. Я и правда стала видеть своё нездоровье, свои дурные и дрянные привычки, которые и без алкоголика жили во мне. И оказалось, что я сама- «богатая почва» для исправления. Алкоголик потерял своё ужасное первенство в нашей общей картине.

Постепенно я стала видеть, как картина нашей семейной болезни расширяется. Оказалось, что внуки алкоголиков( а мои дети  — внуки алкоголика) -это 100%- эмоционально нездоровые люди со сложностями в построении любых отношений.

Моя мама- она тоже внучка алкоголика-похоже, сама всегда вела себя так, словно она пьёт. А мой папа играл роль её непьющего спутника со всеми признаками, перечисленными выше. Я страдала от всего этого, когда была ребёнком, но меня уверяли, что у нас всё хорошо. И мама ни в чём не виновата, а виновата бываю я или папа.Страхи, тревога и вина, отрицание жили в нашей семье и без наличия в ней активного алкоголика. И если бы не то, что я встретила алкоголика и пришла в Ал-Анон, я никогда бы, скорее всего, не узнала о том, что со мной творится и какой выход из этого существует.

***
В общем, идея алкоголизма как семейной болезни теперь для меня очевидна.

Очевидно и то, что я могу выздоравливать от неё независимо от алкоголика. Это-самая вдохновляющая мысль Ал-Анона. Изменись сама- и обстановка в семье изменится к лучшему. Стоило потрудиться!

Но мне до сих пор приходится удерживаться от того, чтобы изменять кого-либо, кроме себя. Иногда я кажусь себе такой здравомыслящей, а своих близких-такими нездоровыми!

А потом я вспоминаю, что во многих наших неудобствах повинно наше отношение к окружающему. Мы стараемся изменить  это отношение, больше узнать от том, что мы должны сделать для самих себя, открыть для себя ощущение собственной значимости и любви, начать расти духовно. Центр нашего внимания перемещается с алкоголика на ту область, где мы обладаем некоторой властью – на нашу жизнь.

Вот это обращение на себя- порой такое трудное — моя главная возможность найти путь мира, радости и любви.

Алкоголики часто говорят, что алкоголизм — это «хроническая, прогрессирующая и смертельно опасная болезнь». Значит, это всецело относится и ко мне. Поэтому своих усилий в Ал-Аноне я с годами ничуть не ослабляю. Мне всегда нужно будет здравомыслие моих друзей в программе, чтобы самой жить спокойно и счастливо.

***
«Не обязательно пить спиртное, чтобы разрушить свою жизнь и жизнь близких. Можно упиваться страхом, обидами, саможалостью и иллюзиями»…

Это так верно. Как же преодолеть эти отрицательные качества? Созависимостью я заразилась еще в детстве, постоянно подчиняясь матери. В замужестве болезнь усилилась. Но я в те времена не слышала ни о каких группах и шагах, не читала литературы по психологии, да и жили мы в глуши, где не было еще телевидения.
Теперь созависимость снова повторилась по отношению к дочери. На данном этапе я вижу пока путь для себя только в том, что стараюсь отгонять от себя отрицательные мысли. «Отстраниться с любовью» для меня понятие из неосознанных. Я пониманию это как равнодушие: не думать, не предпринимать усилий, принять все как есть. Все для того, чтобы спасать себя и думать о себе. Но и этому я еще не научилась.

Мой бывший муж — алкоголик, я прожила с ним 9 лет.

У меня пьющие родственники, отец был выпивающим. Единственный родной брат уходит в запои периодически.

Сейчас я не живу близко ни с кем из них, но моя бывшая жизнь с мужем — действующим алкоголиком, сильно повлияла на мою жизнь в дальнейшем. Я хочу выздоравливать.

Во времена совместной жизни с алкоголиком люди говорили: «Если муж пьет, значит жена плохая»
***
Из своего опыта я могу назвать ещё одну черту, характерную для семьи, де были или есть алкоголики: отсутствие инстинкта самосохранения. Потому что в такой семье насилие-физическое или эмоциональное — становится ежедневным и взаимным. Я с детства привыкла к тому, что родители мои часто ссорятся.И хотя мне было очень страшно, когда они были в ссоре, я старалась просто спрятать то, что контролирую состояние взрослых и вела себя так, будто ничего не случилось.Позже, когда я уже повзрослела, а скандалы перенеслись на меня, я впадала в полное отчаяние от того, что со мной так обращаются. Я плакала, пыталась как-то оправдываться (хотя не помню, что уж за грехи такие я совершала; догадывалась уже, что всё это неправильно, но мои родители уверяли меня, что у нас всё в порядке и всё хорошо!

Поэтому привычку ссориться, выплёскивать своё негатив  я взяла уже в свою собственную семью. Правда, я подавляла в себе эти мои реакции, но, если на мужа я ничего не «выливала»( а просто разлюбила его, накапливая в душе обиды и осуждение), на работе тем более мне приходилось общаться разумно, то на детишек я «сбрасывала» всё накопленное. Каково им было расти с такой матерью? И никто не говорил мне, что дело не в детях, а во мне самой .Ддо тех пор, пока я не разобралась в этом благодаря программе Ал-Анон.

Дети у меня росли «трудными», особенно старший сын. И мы, взрослые, но нездоровые люди, постоянно фиксировались на его ошибках и недостатках. Постоянно контролировали его, наказывали, заставляли жить «правильно». Это называлось «воспитанием». А то, что ребёнок не получал самого главного-одобрения, разумной поддержки, позитивной позиции взрослых, — нам не было видно. Мы не щадили себя, не берегли друга друга, поэтому наши дети тоже не обретали ощущения жизненной ценности. И поэтому у них —  таких же нездоровых и не умеющих ориентироваться в жизни, возникают проблемы.

Сейчас, когда я много лет в Ал-Аноне, я вижу, как среди моих родных силён негатив. Причём совершенно избирательный: одни члены семьи у нас «хорошие» , а другие-«плохие». И так наши больные живут всю жизнь, чувствуя себя, хороших, окружёнными плохими неудачными людьми. Везде «мелькали» алкоголики, но это отрицается. И никто не связывает тяжёлую внутреннюю атмосферу с тем, что каждый из нас болен семейной болезнью -алкоголизм. И что все несчастья коренятся в нас, нездоровых людях.

Спокойствие, уважение прав друг друга, невмешательство считается у нас чёрствостью и предательством. Зато осуждение растворено в воздухе.Тем более, когда членом семьи становится алкоголик, как это происходит у нас.

Придя в Ал-Анон и узнавая правду о себе самой, у меня появляется надежда на перемены. И, действительно, жизнь семьи переходит на новые рельсы — в этом я убедилась.:)

***
В моей семье есть алкоголик, и в прошлом — я пять лет прожила с очень сильно пьющим человеком. Все мои попытки выстроить личную жизнь заканчивались повторением одного и того же сценария — я связывала свою жизнь с человеком зависящим от алкоголя или других ядов. Начинала его спасать, жертвовать собой, затем ненавидеть за свои жертвы, и , в результате, чувстовала себя жертвой, и оказывалась в полной пустоте. Только сейчас ко мне приходит осознание, что на самом деле все эти проблемы — они скрыты внутри меня, это мое отражение реальности, родом из детства, хоть у меня родители не пили, семья внешне была очень правильной,  но моя семья — дисфункциональная, из-за поведенческих особенностей родителей. Алкоголизм — действительно семейная болезнь — на сегодняшний день у меня пьющий старший брат. В построении своих личных отношений, в своей семье — я была не менее больна, чем объект моего спасения, в состоянии жертвенности я совершала абсолютно неадекватные поступки, которые очень вредили МНЕ! Благодаря группе я хочу научиться «как справиться с МОИМИ тревогами, одержимостью, гневом, отрицанием реальных фактов и чувством вины». Всем спасибо! Надеюсь, что моя жизнь изменится!
***
Я жена алкоголика, дочь трезвого алкоголика, внучка алкоголика.

Вот, собственно, и ответ: алкоголизм — семейная болезнь, и не только в смысле генетической предрасположенности.

А как же иначе: муж пьет, а мне плохо — настолько плохо, что даже трезвость ничего принципиально не меняла в моем состоянии. Я заметила, что будь муж трезв, будь он пьян – для того, чтобы я потеряла контроль над собой мне не нужно причины. Я могу начать вести себя неадекватно ситуации в любой момент. Иногда это принимает просто характер тяги – по аналогии с тягой алкоголика. Внешне все у меня хорошо, но мне от этого плохо. Я хочу свою дозу негатива или что я там пью еще вместо водки. И будьте уверены – я найду эту свою дозу. Так как – можно назвать меня здоровым человеком?

До того, как я попала в Ал-Анон, у меня были мысли, что со мной не все в порядке. А как же я могу считать себя «в порядке», если мне не удается даже банально удержать свой гнев при виде пьяного мужа? Алкоголик не контролирует количество выпитого. Я не контролирую свой аффект, а порой – и действия. Мы оба потеряли контроль над собой. Так в чем же принципиальная разница между нами? Как вижу я – ее нет, этой разницы. Созависимость и зависимость для меня  это стороны одной медали.

А то, что больны в моей семье все…  Это и так было видно, только принималось мной за скверный характер наследственного свойства. И  мое стремление как то измениться, перестать терять контроль над собой, стать лучше, спокойнее, разумнее, добрее к себе — все это было со мной. Только пыталась я сделать это насильно, исключительно за счет силы воли и постоянного контроля себя. Это каждый раз напоминает мне теперь попытки алкоголика трезветь на «терпелке» — много раз, каждый раз – последний, и каждый раз ничего не получается. Каждый раз. Одно и то же. И это ли ни знак, что путь тупиковый?

А Ал-Анон предлагает мне совсем иной путь. Принципиально иной. И раз он оказывается одинаково эффективным и для алкоголика, и для созы, разве это не говорит о единой природе семейной болезни — алкоголизма, только в разных проявлениях? Для меня – говорит.

Конспект собрания группы Ал-Анон

копирован и размещён на сайте alanon.org.ua

 на основании разрешения

рабочего собрания группы «Радуга»от 21.03.2015 г. 

Источник:

http://www.fgump.ru/stati/konspekty-sobranii-grupy-al-anon/alkogolizm-semeinaja-bolezn.html

Около Sveta Ra

Смотрите Также

Принятие решений

Программа Ал-Анон в целом направлена на ежедневное облегчение нашей жизни, нередко отягощённой активным алкоголизмом кого-либо …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *