Домой / Информация / Контроль — попытка властвовать над другими

Контроль — попытка властвовать над другими

article160Истинные мотивы контроля. Многообразие форм его проявления. Ожидаемые и реальные результаты.

«Если я действительно хочу быть свободной, чтобы строить для  себя полноценную жизнь, то я должна, прежде всего, освободить себя и алкоголика от постоянного контроля и управления им»

стр.107 «День за днем в Ал-Аноне»[B-6 в каталоге Литературы, Одобренной Конференцией Ал-Анон], перевод на русский язык: Фонд «ФОСГАЛ» 123242 Москва, а/я 50 по разрешению издателя Аl-Anon Family Group Headquarters,Inc.

 

 

***

Лично меня к желанию контролировать побуждал страх. Я боялась, что я испытаю очередное разочарование, что мне опять придется выкарабкиваться из неприятной ситуации, испытывать стыд и другие неприятные эмоции. Я думала, что смогу подчинить своей воле все, что происходило в жизни. Теперь я вижу, что это невозможно, что надо доверять людям делать ошибки и исправлять их, тем самым я получаю возможность победить страх. Не усложняя ситуацию своим участием, я получаю спокойную жизнь. Как раз это мне и нужно. Не стремясь к победе, я не получаю поражений.
Я так думаю, хотя моего опыта мало для того чтобы начинать обсуждения. Есть фраза, которая помогает оттолкнуться от желания контролировать: «Дети всегда умнее своих родителей, и это нормально». Я была такой умной, что 10 лет не понимала, что если я могу решать проблемы, то и другие это могут. А значит, нужно просто посмотреть, как они это делают и не мешать.
Не мешать людям самим заботиться о себе, как это просто и как сложно одновременно.

***

У мужа начинается запой… Знаю, что он внизу (разливайка на 1 этаже нашего дома)… Первое желание — побежать, наорать, унизить, но пока сдержалась — рванула сюда, а здесь как раз такая тема. Понимаю уже, что нужно по-другому себя вести — «шагаю» и молюсь… Но мне кажется, что проконтролировать — это не только властвовать, но и хотеть спасти — все-таки боюсь, что будет валяться, разденут, изобьют (страх опять подкрадывается,ненавижу себя за это)… Может, я не права и еще не все понимаю…

***

Я десять лет пыталась контролировать свою дочь. даже не заметила, что она выросла и ей уже 24 года. Иногда я говорю своим детям, что в их возрасте я уже отвечала не только за свою жизнь, но и за их. Я им это говорю и обижаюсь, что они меня не слышат А сама себя тоже не слышу, ведь я говорю, что у меня получалось отвечать за свою жизнь, значит и у них получиться.

***

Контроль как стремление властвовать? Сама по себе за властью я не гонюсь, но, вот, желание показать свою правоту — это точно. В Ал-Аноне я узнала, что не одна я бываю права…К тому же мир я сейчас ценю больше правоты. Конечно, у меня периодически возникает напряжение и раздражение, когда близкий человек думает не так, как я, и так хочется его переубедить, фактически заставить думать и поступать по-другому. Но мой муж весьма чувствителен ко всякой форме контроля и так грозно рычит по этому поводу, что я сразу же поджимаю хвост и прячусь в норку. Т.е. у меня даже нет возможности попробовать проконтролировать.
А вот себя я активно пытаюсь контролировать с тем, чтобы подогнать под некий идеал. Вчера как раз столкнулась с очередным крахом иллюзий о собственных возможностях стать лучше, смиреннее, мягче, любить больше. Не получается, ну никак… Потому что считаю, что должна достигнуть этого сама. Да и «идеал» я нарисовала сама, и теперь мучаюсь… Снова и снова я напоминаю себе, что не знаю, что «хорошо», а что «плохо», что мне надо просто довериться Богу, и Он приведет меня к настоящему «хорошо». Мне не надо контролировать процесс своих изменений — я все равно с этим не справляюсь

***

А еще я вчера поняла, что контролируя, мы проявляем заботу о близком человеке, но оказывается мы заботимся не о том кто нам дорог, а о его болезни, мы заботимся о том, что причиняет нам боль. Никакого контроля!!

***

 

«Прогресс будет тогда, когда мы перестанем пытаться влиять на вещи, неподвластные нашему вмешательству, а также , когда мы пытаемся изменить то, что мы должны изменить. Если же мы соглашаемся с ситуацией, наполненной несчастьем и ненадёжностью, то это — наша ошибка и ничья больше»

 

.(«День за днём в Ал-Аноне», стр.86)
Я вспомнила эпизод, не связанный напрямую с алкоголизмом другого человека, а — с собой. Когда я пришла в Ал-Анон, я преподавала в медучилище предмет «Детские болезни». Поначалу мне дали очень хорошие группы, а потом — одну «трудную».
Я в это время штудировала день и ночь наши брошюрки. Применяла молитву о душевном покое и старалась эти новые идеи применить — в том числе и на работе.
«Трудные» начали с того, что невнимательно меня слушали. Я не стала ни пугать их, ни уговаривать. В следующую нашу встречу я им устроила тотальный опрос. Двоек насыпалось больше чем на половину журнала. Опоздавших, которые не успевали попасть под мои блиц-опросы, я не пускала на занятия. Так было каждое занятие, я их гоняла, как сидоровых коз.
Через некоторое время практически все сидели и слушали все мои речи, но я эту группу буквально держала за горло. (Потому что я знаю, что такое — неграмотный медперсонал, это бедствие).
Так прошёл семестр. Мои коллеги спрашивали меня — какова успеваемость в этой группе, от которой все педагоги стонали. Я говорила: очень низкая.
Наступило время экзаменов. Эти ребята попали к другому педиатру. Когда мы встретились с ней в учительской, она спросила: «Это Вы ведёте группу №…? Ну и ну!»
Оказалось, что все они сдали экзамен по «Детству» на «4 и «5» за небольшим исключением.
В следующем семестре эта группа вернулась к своему прежнему педагогу. Когда они встретили меня на лестнице и громко закричали «Здравствуйте!», — я, признаться, струсила. Подумала: ну вот, сейчас огреют чем-нибудь!»:)))
А они мне говорят: «Ой, почему Вы нас не взяли?! Возьмите нас к себе!»
Я хочу сказать, что это было одним из первых «действий» на меня программы АА и Ал-Анона.
Я уяснила, что никакое поведение других не может быть предметом моего анализа и попыток изменить человека в нужном мне направлении. НО я — могу изменяться в нужном мне направлении и идти к своим целям. Эти цели, вообще это путь моих перемен — мне открыл Ал-Анон.
Я перестала «напрягаться» относительно того, пьян алкоголик или » в промежутке», голодный он или больной. Я прекратила вмешиваться, учась вере. Освободила нишу в жизни алкоголика от своего присутствия. Занялась своими задачами и делами. В частности, работой — ведь поначалу я ходила, как пришибленная. Я и была пришиблена семейной болезнью вкупе с запоями алкоголика.
Это помогло мне и в моих отношениях с подрастающими сыновьями. Без Ал-Анона у меня никогда не хватило бы сил прекратить трястись за их жизнь и за их поступки. Понять, что я обладаю, к счастью, невеликой значимостью в их взрослой судьбе.
И сосредоточиться на своей жизни и на своих поступках. Чтобы самой жить так, как я полагаю сегодня верным. А это оказалось совсем непростым делом — так жить самой. Контролировать и поучать куда легче!
Так что для меня отсутствие контроля за другими моим близкими — это не самоцель, а следствие того, насколько я сама следую принципам программы. Каковы мои цели и ценности. Насколько я доверяю Богу всю мою волю и всю мою жизнь. И так — каждый день.

***

Никогда не было открытого желания властвовать. Но только теперь начинаю понимать, что формы контроля бывают разными. Манипуляция, например. Если я не требую подчинения открыто, но перекладываю ответственность за удовлетворение моих нужд на другого человека. Что это как не насилие над личностью другого? Ведь я не даю ему сделать его выбор.

***

Мне захотелось перечитать все рекомендованные страницы по этой теме. И я снова нашла для себя новое, то есть то, что раньше я контролем не считала.
Я нашла для себя

 

Мужество меняться,стр. 29:
Если же я навязчиво высказываю одни и те же мысли и задаю одни и те же вопросы, то, вероятнее всего, я пытаюсь управлять

 

Чаще же я считала, что меня не слышат, потому и повторяла. И стоит поразмышлять, что этим я навязываю свои убеждения другим людям и пытаюсь изменить их убеждения.
Контроль для меня — это что-то такое хитрое, к чему я очень привыкла и не всегда его отслеживаю. А он присутствует и хитроумно проскальзывает. Даже в том, что я и себя контролирую. Мне, конечно же, очень хочется перестать это делать совсем, но я не вижу его иногда. И получается, что

 

Мужество меняться,стр. 208:
я не могу отказаться от того, чего у меня нет

 

или я себе надумываю, что у меня не получается выздоровление так, как надо, или я недостаточно работаю по ней. Я контролирую себя и пытаюсь принудить что-то усиленно делать, а что, не знаю. В то же время понимаю, что все идет так, как идет. Ускорить или улучшить результат я не могу. Это ни в моих силах заставить понимать свой ум быстрее. И потом я услышала, что нельзя насиловать не только других, но и себя.
Еще мне не надо забывать, что

 

Мужество меняться,стр. 215:
Я всего лишь один голос в мировом расцветающем братстве

 

И я не могу контролировать всю группу. Потому что наступает такая эйфория, когда дефект хочет вылезти наружу и сказать мне, что я уже много чего знаю и могу всеми управлять. Ошибочно было бы считать, что я — всезнайка и только я знаю, что для моей группы хорошо. Потому что у группы только один авторитет — любящий Бог.
Вот пока только об этом.

***

Свою тягу к контролю и вмешательству я осознала уже в Ал-Аноне. До этого я что-то такое в себе замечала, но признавать не хотела. Я поняла, что я жуткий контролер от природы.
И мой контроль многолик: это и манипуляция, и настойчивый совет или вопрос, и указание, и даже забота, удушливая забота. Все само собой из самых добрых побуждений, как мне казалось. Я не думаю, что я властный человек, хотя покомандовать иногда люблю и мне говорили, что у меня есть предпосылки к организаторским способностям. Последнее время я стала задумываться над истинными мотивами своего контроля. И призналась себе в целом наборе: и страх, и недоверие промыслу Божьему, а по-простому слабая вера, и чувство собственного превосходства и желание защитить-уберечь, и даже инстинкт клуши-наседки.
Но как говорит народная мудрость: «бодливой корове Бог рогов не дает» и у нас с мужем как раз такой случай. Муж, по счастью, человек до крайности самостоятельный и свободолюбивый, поэтому пресекает не только само вмешательство, но даже попытки вмешательства. К счастью, потому что не дает развиться моим природным порывам и приводит меня к контролю, но уже за собой.

***

Мне тоже был подарен алкоголик, который не позволял одержать над собой верх. Хотя я, конечно же, именно этого и хотела! Я так представляла себе любовь: что мною восхищаются во всём, внимают мне и — дарят цветы. И счастливы. Я наполучала от алкоголика столько «шишек», тычков и толчков, что решила: «Он меня не любит».
Парадокс, но в Ал-Аноне, знакомясь с девизами и Первым Шагом, я вспоминала те или иные его слова, которые по смыслу были именно этими самыми девизами. Более того, я стала со временем, конечно, воспринимать такое его отношение и поведение именно как любовь, потому что он помог мне прийти в Ал-Анон.
Когда я контролирую, я ничего, кроме своего страха, не слышу. Я реагирую страхом, потому что он немедленно укрывает меня от Бога. Я забываю о Боге, теряю веру и — своевольничаю. Я действую и говорю согласно предрассудкам. Более того, я и чувства свои «подгоняю» под предрассудки, а все они — от страха. Во мне всё кричит в это время: «Страшно! Это плохо кончится! Нужно действовать!»
А когда я дохожу до Третьего Шага, о у меня эти плохо-хорошо куда-то исчезают из головы. И впрямь начинаешь полагаться на Бога, а не на свою испуганную волю.

***

До Ал-Анона я считала свое умение держать все под контролем своим достоинством. Когда я поняла, что контролирую всех только ради того, чтобы мне было удобно с ними жить, чтобы исключить из своей жизни непредвиденные ситуации, которые я буду не в силах исправить, стало не по себе. Вместо любви был страх их потерять и страх одиночества. Мой страх и вечные «а вдруг» толкали меня на все виды контроля. Только при осознании своего бессилия я увидела всю бессмысленность контроля.

***

Всегда считала, что умение контролировать других — самая сильная черта моего характера, а потом, когда все рассыпалось как карточный домик, недоумевала, как так могло получиться. О том, что я бессильна и могу контролировать только себя, узнала в Ал-Аноне. Мне очень трудно решать свои проблемы, гораздо легче поучать и указывать другим. Молюсь и учусь жить своей жизнью.

***

Перечитала страницы о Первом шаге и желании контролировать. Чем-то напоминаю ту женщину со страницы 139. Я очень хорошо подкована, перечитала кучу литературы и уже второй год на Форесте, а Первый шаг так и не прошла. Весь день старалась не звонить и не искать мужа и просто чувствую, что меня так много, и он просто убегает от меня.

***

Среди этих страничек есть и та, что меня очень удивила поначалу, но потом я стала понимать, как она необходима мне, чтобы я начала видеть свою болезнь — семейный алкоголизм.
Это фраза, в которой говорится, что если алкоголик пьёт, то это, скорее, говорит о наличии проблем у жены.
Со временем, размышляя над этой фразой, я поняла, отчего я так привыкла контролировать, отчего я выбрала (конечно, неосознанно, алкоголика, в свои потенциальные мужья). Мне льстило, что он — как бы хуже меня. Ведь я — не пью. Но вот — я общаюсь с ним, я хочу своим присутствием улучшить его жизнь, чтобы он не пил больше. Ведь у него есть я.
А он — пил, пил и пил. А я применяла все возможные способы, чтобы его остановить. Получалось, что я лучше, умнее и выше его.
Но — переступив порог группы Ал-Анон, я узнала, что сама я больна, и что именно мне нужна помощь. Так постепенно совершалось моё принятие реальности: моя болезнь ничуть не легче и ничуть не лучше, чем запои алкоголика. Она отвратительна.
И контроль мой над алкоголиком стал быстро ослабевать, тем более, что на собраниях мы не говорили о своих «непослушных и ужасных» алкоголиках, а говорили о своих собственных нездоровых привычках. В конце концов, сосредоточившись на себе, я с удивлением увидела, что в наших отношениях с алкоголиком произошли перемены к лучшему. ТО, чего я никоим образом достичь не могла, следя за каждым проступком пьющего, совершилось без моего участия. А когда он ещё и остановился в питье, я стала надеяться, что тоже начала выздоравливать в Ал-Аноне.

***

Мужество меняться, стр. 29:Если же я навязчиво высказываю одни и те же мысли и задаю одни и те же вопросы, то, вероятнее всего, я пытаюсь управлять
Я пытаюсь заставить сына убирать в своей комнате. Причем применяю для этого самые разные приемчики: вспоминаю, какой он был аккуратный в детстве, напоминаю, чтобы он открывал форточку, потому что из комнаты несвежий запах, чтобы закрывал дверь в комнату, потому что мне неприятно видеть этот бардак.
Вижу, что ничего не работает, но ум продолжает изощряться. Итак, пока не закончится весь арсенал средств. И при всем при этом, я считаю, что не контролирую его поведение, что просто защищаю свои интересы. Ох уж это лукавство ума и самообман.Мне психолог, которая побывала у нас в гостях не более часа, сказала, что пить сын не бросит, пока я не изменю свое поведение. Что «в нитуда» отправляю свою энергию и не даю продохнуть сыну своими наставлениями и контролем. Ох, как же она была права.

***

Я, да и наверное большинство, не рождаемся «контролерами». Контролерами нас делает скорее всего семья, во всяком случае, так было у меня. С детства я слышала от мамы, что мужа надо держать в руках, все знать о нем, все контролировать. А контролировать детей опять же научилась у нее. И я считала что это нормально, что так у всех. Когда стала работать по Программе и пришла к тому что контролировать — это только тратить силы в некуда, и потихоньку стала отпускать контроль, то моя душа ожила, я так и почувствовала, что я делала то, что мне изначально было противно, противно моей сущности. Но вот этот «контроль» настолько въелся в мой больной мозг, что когда поехала к дочери в квартиру за теплыми вещами для нее (она уехала в реаб.центр и отдала ключи от своей квартире мне, хотя до этого в квартиру не пускала), то хоть я себе и сказала «ты не будешь устраивать в квартире шмон и лазить по шкафам и тумбочкам, выискивая какие-то улики», ну что вы , я буду не я. У меня как бы произошло раздвоение, во мне проснулась прежняя мамаша, которая стала заглядывать и совать нос во все щели, и при этом я оправдывалась перед собой: «Я не устраиваю шмон, я всего лишь смотрю, мало ли где что-то протухнет». Фу, противно. После этого я два дня болела, потому что я лгала самой себе, мое эго встало опять между мной и Богом, и я скатилась в свою прежнюю форму болезни. Разобравшись во всем этом, я пришла к тому, что я при случае попрошу извинения у дочери, за то что контролировала ее, и без ее разрешения лазила по тумбочкам.

***

В целом, стремление к контролю не очень мне свойственно. Можно сказать, что мне его не хватает. По крайней мере, по отношению к себе. По отношению к другим его проявлять, конечно, проще, чем я и пыталась раньше заниматься. Узнав, что это бесполезно (а я думала, что только у меня не получается) и даже вредно, то вздохнула с облегчением. Манипулировать я тоже не очень умею, у меня проблемы другого характера, думаю, подходящей темы долго ждать не придется.

***

Моя мама была настолько контролером, что просто меня подавляла. Я всегда чувствую, когда на меня давят, но своего давления на других я просто не осознала. Я пробовала пустить все на самотек и меня все начинали ругать за это. Когда я пришла на группу у нас были психологи, и они все время приставали, что ты чувствуешь, а я все время думала, чего пристали. Контроль — это прежде всего отказ от того, что я чувствую. Я настолько контролировала и подавляла мужа своим контролем, что не давала жизни ни себе, ни ему. Я чувствую, когда на меня давят, и мне тут же хочется убежать и я начинаю обижаться, т.е. я начинаю контролировать поведение другого человека и считаю, что оно не правильное по отношению ко мне, но об этом открыто не говорю. Это мой страх защитить себя или высказать свое мнение. Моя мнительность мешает мне открыться и довериться другому человеку. Страх перед реакцией другого человека на мои действия и высказывания заставляют меня ничего не делать и молчать. Этот страх перед будущим тоже признак того, что я контролирую всех и вся. Я не могу сказать, что я полностью избавилась от контроля, но какие-то вещи я могу уже отпустить на волю Бога. «Здесь» и «сейчас» мне помогает отследить то, что я еще контролирую.

***

Наверное, я погорячилась на счет того, что не склонна к контролю. Я время от времени заглядываю в морозилку, нет ли там водки, правда, я ничего не говорю, но мне это небезразлично. И позвонить лишний раз меня порой тянет, хотя я и сдерживаюсь. Вот так.

***

Моего мужа просто убивает контроль. Теперь реже, но все же бывает, что он смотрит на меня и полушуточно говорит что-то вроде «спокойно, я сам, не контролируй меня».
Но вот это из ежедневника:
Мужество меняться, стр. 29:
Если же я навязчиво высказываю одни и те же мысли и задаю одни и те же вопросы, то, вероятнее всего, я пытаюсь управлять

 

просто про меня. Главный признак для меня в таких «разговорах» — то, что я не могу остановиться. И говорю, говорю одно и то же. Сейчас, если я вижу, что эффекта нет, вспоминаю про шаги и останавливаюсь, а раньше это напоминало настоящую болезнь — я могла по нескольку дней повторять одно и то же, пока не добьюсь нужного мне ответа. В итоге близкие научились просто отвечать мне то, что я хочу услышать и делать по-своему. Когда я это поняла,я забросила этот «способ».

***

Я бы рада полностью не контролировать мужа и меня тяготит, когда приходится как-то что-то напоминать и спрашивать — ведь он живет с двумя сыновьями. Они страдают — кто волнуется, кто просто угнетен доставаниями. Конечно, стараюсь минимизировать и часто это не внешний контроль, а внутренние мои переживания, которых я не могу избежать пока.

Конспект собрания группы Ал-Анон

копирован и размещён на сайте alanon.org.ua

 на основании разрешения

рабочего собрания группы «Радуга»от 21.03.2015 г. 

Источник:

http://www.fgump.ru/stati/konspekty-sobranii-grupy-al-anon/kontrol-popytka-vlastvovat-nad-drugimi.html

 

Около Sveta Ra

Смотрите Также

Принятие решений

Программа Ал-Анон в целом направлена на ежедневное облегчение нашей жизни, нередко отягощённой активным алкоголизмом кого-либо …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *