Домой / Информация / Критика и обвинения

Критика и обвинения

article159 » Перестать критиковать для меня почти так же трудно, как для алкоголика перестать пить, но ведь это бывает так необходимо! Возможно, критика и негативные мысли служат клапаном для моей боли, но они никогда не решают моих проблем, а только отвлекают меня от них. В результате я только избегаю встречи с самой собой». 

«Мужество меняться», Стр.364[B-16 в каталоге Литературы, Одобренной Конференцией Ал-Анон], перевод на русский язык: Фонд «ФОСГАЛ» 123242 Москва, а/я 50 по разрешению издателя Аl-Anon Family Group Headquarters,Inc.

Перестать критиковать для меня почти так же трудно, как для алкоголика перестать пить

Видимо да… И мне кажется, что я совсем не критикую, как только не выворачиваю свою речь, что бы никакой критики не попало случайно (внутри-то сидит, прячется, хотя и меньше, чем раньше), а он везде ее видит…  Даже в просьбе налить чаю… Таки говорю иногда — прости, не знаю,  как и что сказать, что бы не задеть тебя — а он и за это цепляется и быстро до обвинений и самооправданий доходит! И молчать не дает — все что-то спрашивает, выясняет и сразу забывает, как бред… Как-то мне сказал, что даже когда я молчу, он «слышит» критику, говорит, что наорала и истерику закатила (даже когда внутри меня в этот момент тихо).

Сейчас стараюсь изнутри всю критику и обвинения убирать.

 

 

Был у меня период, когда я не знала, как сказать и что сказать своим больным близким. Но уже знала из Программы, что конфликтов надо стараться избегать. К тому времени еще знала, что когда я критикую других, то мне лучше посмотреть на себя — все, что я вижу плохого в других, есть у меня самой. Я не всегда видела, что это есть и у меня, но верила, что это где-то есть, только я не умею видеть. А так как любая критика вызывает недовольство с другой стороны, я молила Бога, чтобы он указывал мне мой путь, давал смирения, чтобы смолчать, или помог найти слова, чтобы правильно высказать. Первое время я больше молчала, потому что вообще ничего не знала и слов не находила. А критиковать я очень привыкла, часто была недовольна. И Бог помогал мне воспитывать свое смирение и принятие другого человека таким, какой он есть. В такие моменты я начала соображать, что если не смолчу, то своими привычными словами только обижу другого. А молчание, когда удавалось, хотя бы не усугубляло напряженной ситуации и не приводило к ссорам. Мне говорили: «Не знаешь, что делать — ничего не делай! Не знаешь, что говорить — не говори, молчи!» И я следовала этому правилу. В это время Бог работает, и события идут своим чередом.
Теперь я стала понимать, что моя критика — это только попытка исправить другого человека. То есть я говорила ему о том, каким я хочу его видеть и каким он должен быть в моих глазах. А, если мне не дано таких сил, исправить другого, я не могу быть во всем права, даже в данной ситуации, зачем мне мотать свои нервы и нервы другого? Откуда мне знать, что для других лучше, а что хуже? Мне бы узнать, что лучше или хуже для самой себя. Вот этим я занимаюсь. Потому я и учусь говорить «НЕТ», когда я не хочу что-то делать вместо другого. Меня научили при разговоре не употреблять слова «ты», «тебе», а говорить «я» и «мне». Типа такого: «мне неприятно или не комфортно, когда в доме грязно, надо убраться» или «мне не приятен запах спиртного,  и я не могу общаться с человеком в употребленном виде, мне не хочется». Я ничего не объясняю и не оправдываюсь. Нет нигде правил, как надо общаться с человеком и какие слова употреблять, но я стараюсь не употреблять слов «ты».
Я так же поняла, что когда критикуют меня, мне тоже неприятно. Потому для меня лучше не критиковать других, чтобы потом другие не стали критиковать меня. Потому что то, что я отдаю, то я и получаю взамен.
Самое интересное, что я проверила на себе, это то, что пока я критиковала сама себя, меня и другие критиковали. Это тоже был длительный период, когда я во всем винила себя. Программа помогла мне от этого избавиться. С тех пор, как я становлюсь добрее к себе и принимаю себя такой несовершенной, какая я есть, я и других принимаю так же, а другие не критикуют меня. Или я уже не замечаю критики,  или принимаю ее в порядке вещей, как мнение другого человека.

Еще хочу добавить про обвинения. Действительно, вслед за критическими мыслями, идет обвинение. Как только я открывала рот, не давая себе время на обдумывание ситуации, первые слова шли «ты», «тебе следовало бы», «ты должен, а то…» То есть я тут же не столько критиковала, сколько обвиняла.
И Программа научила меня принимать критику и обвинения в свой адрес. Мне очень помогли рекомендации не принимать близко к сердцу то, что говорят другие люди, а в особенности употребленные. Я сама знаю, какая я. И мне не зачем обижаться на то, что кто-то меня обозвал или оскорбил. Мне не обязательно повторять его манеру общения и отвечать тем же. Я не могу быть ребенком всю жизнь.

 

«Мужество меняться», Стр.209[B-16 в каталоге Литературы, Одобренной Конференцией Ал-Анон], перевод на русский язык: Фонд «ФОСГАЛ» 123242 Москва, а/я 50 по разрешению издателя Аl-Anon Family Group Headquarters,Inc.
«Я не могу запретить мыслям лезть мне в голову, но в моей воле поддерживать их или нет в течение следующего часа. Выбираю ли поведение, которое считаю нужным, или мои привычки выбирают вместо меня? Изменить свои установки, значит изменить то, как я мыслю»

 

 

Критика и обвинения бывают как исходящими от меня, так и направленными против меня, помимо этого они бывают внешними и внутренними, иными словами, скрытыми и явными.

Когда критикуют меня, то для меня важно от кого исходит эта информация и, самое важное, каким тоном все это говорится, потому что интонации всегда безошибочно выявляют, какие чувства руководили моим критиком, какая мотивация им двигала. Если я знаю или вижу, что мой товарищ, любя и уважая меня, все же указывает мне на какие-то мои ошибки, слабости, недочеты я могу огорчиться, могу даже не признать сразу, что все сказанное действительно обо мне, но я не отброшу эти слова. Наоборот, для меня это всегда повод задуматься и посмотреть на себя честно и по возможности чуть-чуть со стороны. Я всегда благодарна моим учителям и всему новому для себя, в конечном итоге, даже не самая приятная информация — это повод для размышления, а иногда и толчок для саморазвития.
Совсем другое дело, если меня обвиняют или критикуют не из добрых побуждений и по не самым гуманным причинам. Очень часто сейчас я могу это трезво оценить и рассчитать. В большинстве случаев, я стараюсь пропустить подобные слова мимо ушей и сердца, хотя иногда все же что-то оседает в памяти и становится причиной боли, реже обиды. Но это тоже повод разобраться с собой, что во мне сдетонировало в ответ на резкие и несправедливые слова. Слава Богу, у меня более или менее приличная самооценка, трезвый взгляд, возможно, интуиция, а сейчас еще и кое-какое понимание людей, это позволяет мне делить все услышанное на четырнадцать, а иногда и вовсе отсеивать, как не имеющее ко мне ровно никакого отношения. Кроме всего прочего, я часто встречаюсь в жизни с невольной проекцией, когда кто-нибудь, даже движимый добрыми чувствами, приписывает мне то, что на самом деле больше относится к нему самому. В моем возрасте я научилась воспринимать такие вещи просто, иногда даже с юмором. Все мы люди, все мы разные, все мы не свободны от «человеческого фактора».
Я тоже несвободна от обвинений и критики, хотя все больше и больше понимаю, что в большинстве случаев они не несут ничего хорошего, один вред и ущерб. Иногда меня просто несет, и я понимаю, что подобным образом я выплескиваю накопившееся во мне раздражение, злость. Чаще всего это происходит, когда я устала или плохо себя чувствую, реже, когда что-то происходит в разрез с моим мнением, желанием. Иной раз я «взрываюсь» в ответ на чьи-то слова ответными прежде, чем успеваю понять, что таким вот образом я пытаюсь защитить себя. Честно говоря, я стараюсь прощать себе подобные всплески, но брать себе на прицел для будущего. Раньше и очень часто моя критика выражалась в виде шпилек, иронии, скрытым подтекстом. В Ал-Аноне я впервые это осознала, признала за собой. Природа есть природа, и иногда мой излюбленный способ выражения негатива все же дает о себе знать, но сейчас гораздо реже, чем прежде.

Я понимаю понятия «критика» и «обвинение» как жесткую и категоричную форму общения, с попыткой навязать своё мнение другому.
2 недели назад я рассталась с гражданским мужем — алкоголиком. Поводом стала именно критика. Причина — в моём разочаровании и нежелании продолжать так жить. Жили 2 года. С ним я впервые жила с алкоголиком. Он обещал бросить. Я верила и ждала. Но с течением времени стала понимать, что алкоголизм мешает объективно воспринимать реальность. Обещания и слова гр. мужа были пустыми, не подкреплены делами. Сначала я разговаривала с ним, мы обсуждали совместные планы на жизнь, мирно и спокойно. Я всегда от него слышала то, что хотела. Сейчас понимаю, что он и сам верил в то, что говорил. Но в какой-то момент я сдалась, наступил предел. И в один день я высказала всё, что накопилось, всё, что считала нужным сказать. Это была жесткая критика и обвинения в его адрес. Он не стал спорить. Просто собрал вещи и ушел.
Я считаю, что критика и обвинения — это признание своего бессилия, считаю, что мы критикуем для того, чтобы заточить человека под себя. Но если сам человек не захочет меняться, он не измениться. Поэтому для достижения желаемого результата уместен только диалог. Особенно хорошо, когда сам человек спрашивает совета, а ты высказываешь своё мнение.

 

Я очень невыдержанная, эмоциональная, люблю посоветовать, покритиковать других. Не люблю критику в свой адрес. Всего полно. Придя в программу, читаю ЛОК, посещаю скайп-группы. Стараюсь меняться, слушаю. Я благодарна, что попала в программу.

 

Критика одно из самых больных мест. Учусь. Стараюсь себя сдерживать, а критикую в уме, и раздражение накапливается. Потом «взрываюсь»,  высказываю почти все, что думаю и опять терплю, и опять высказываю, и так по кругу и продолжается.

Я хотела добавить, что даже если я никак не выражаю своего неодобрения, несогласия, а тем более,  осуждения, все это все равно продолжает вариться внутри меня, причиняя вред мне и чутко улавливаясь моим оппонентом. Я даже не догадывалась раньше, как много осуждения и внутреннего неприятия от меня идет и как это влияет на мои взаимоотношения с окружающими, а также на мое эмоциональное состояние. Сейчас очень медленно пытаюсь привить себе безоценочное восприятие мира и событий, если я не приписываю всему происходящему однозначных ярлыков: плюс или минус, хорошее или плохое, то остаюсь открытой и непредвзятой, способной учиться. И я радуюсь, что постепенно у меня вырабатывается привычка начинать с себя — «чем кумушек считать трудиться — не лучше ль на себя, кума, оборотиться»

Еще хочу добавить про обвинения. Сейчас муж просто ни с чего обозвал меня всем набором. Раньше до программы я бы огрызалась в ответ. Обвиняла его в загубленной моей жизни и т.д. Критиковала его всем своим знакомым (он в запое так сделал и так сделал). Сейчас я понимаю, что он больной человек и я не обижаюсь на него. Хотя тяжело, но я понимаю, что мне без критики и обвинений станет легче.

Я не критикую посторонних людей или соседей. Вся моя критика достаётся моим родным, любимым и близким людям. От этого мне становится ещё больней. Если уж меня прорвало на критику и обвинения, то критикуемым достается по полной. Потом конечно очень жалею и раскаиваюсь, но от этого не легче. Удается молчать и не впадать в критиканство только тогда, когда я с утра «запрограммировала» себя на «Только сегодня я буду благодушной и не буду ни с кем и ни с чем бороться. Буду принимать всех такими, какими их создал Бог». И в течении дня проговариваю про себя «я ни с кем и ни с чем не борюсь», «Я живу и даю жить другим», «Я не критикую людей, я смотрю на себя». Листок «Только сегодня» — просто универсальный, я мысленно добавляю в него всё, к чему я хочу сегодня стремиться. Учусь принимать реальность такой, какая она есть, без оценки — хорошо это или плохо. Очень хочу избавиться от своего критиканства, ведь критика сродни осуждению. Да и кто я такая, чтобы других критиковать?

 

Я категорически не принимаю, когда меня критикуют и обвиняют. Я сразу становлюсь больной. И не потому, что я так уж уверена в собственной непогрешимости… Видимо, я воспринимаю критику и обвинения как форму агрессии. Я либо замолкаю, загоняя свои бурные эмоции внутрь, либо начинаю огрызаться, как брехливый пёс, либо начинаю оправдываться и защищаться, что, вообще говоря, вполне может восприниматься как ответные обвинения. И даже, если критика по делу, мне сначала надо «перебеситься» прежде, чем я осознаю суть того, что говорилось. Сейчас я пробую разделять форму и содержание. Содержание записываю «на корочку», чтобы потом, в безопасной обстановке, разобраться, а есть ли правда в том, что прозвучало в мой адрес. С формой мне пока трудно бороться — пропускаю ее мимо. Помогает чувство юмора.
Поскольку мое самолюбие так болезненно относится к любой критике, я стараюсь и не критиковать (хотя бы вслух) других — это не всегда получается. И здесь очень помогает честное признание своих мотивов: для чего я говорю другому те или иные слова, чего я хочу добиться на самом деле.

 

Если во мне нет чувства вины, то я никого не обвиняю, и меня никто не обвиняет. Поэтому когда я живу «здесь» и «сейчас» каждое мгновенье моей жизни, то это чувство можно просто поймать и понять, в чем я виновата, а там уже разобраться, действительно я виновата и мне нужно, что-то изменить в себе или это просто другой человек хочет свою вину переложить на мои плечи.

 

 

Понятие критики у меня сводилось всегда к представлению, что надо мной смеются, высмеивают, или поучают. Поэтому критику в свой адрес не воспринимала совсем, как впрочем, и сейчас еще иногда болезненно реагирую. А вот критиковать других…  хотя и не скажу что я заядлый критик, но вот задеть человека «за живое» это получалось, хотя и не специально, меня нужно было вынудить. Моя критика была всегда больше похожа на месть. Критика это вообще-то целое искусство, уметь судить, рассуждать, оценивать, и истолковывать Критика даже способствует личностному развитию. Когда её воспринимают правильно, она помогает устранять недостатки как в отношениях между людьми, или на работе. Но иногда, а скорее всего часто, я злюсь на критику в свой адрес, и начинаю недолюбливать людей, которые позволяют себе покритиковать меня. А иногда получается, что наоборот: абсолютно не обижаюсь и даже благодарна за критику. Я думаю, что здесь дело в том как высказана критика и что она несет в себе: либо это конструктивная, созидающая критика, либо это деструктивная, разрушающая. Так вот если это конструктивная критика (правдивая) она не задевает самолюбия, а наоборот мотивирует к исправлению. А вот когда деструктивная – это разрушающие действия. И обычно если моя критика, или критика направленная на меня носит деструктивный характер, она выражается в демонстрации превосходства, возможно, своей власти над тем, на кого его критика направлена.

 

 

Первая мысль у меня была, что критикует меня только муж, но этого просто быть не может, наверное, критика других меня мало трогает. Еще помню критику родителей, т.е. я воспринимаю критику любящих меня людей. Внешняя реакция может быть разной, но внутренне я ее принимаю. Сама я позволяю себе, и критиковать, и осуждать многих. Начиная с публичных личностей и заканчивая родными. Часто за спиной у человека. Согласно, что некрасиво, но факты приходится признавать. Эта привычка настолько во мне укоренилась, что я порой ее даже не замечаю. В разговоре с мужем: «… по тебе же видно, что ты пьешь». И удивляюсь, чего вспылил?

 

Пока я не добралась до Ал-Анона, обвинения были моим «камнем преткновения». Я вела себя тихо — только на детей кричала — маленькие, от мамы всё стерпят! (До тех пор, пока они меня не начали бояться — вот это был шок!) Злилась на себя за это, твердила, что больше – никогда — и опять на их головки летели все мои больные предрассудки!
С бывшим мужем мы жили тихо — но, как я выяснила в Ал-Аноне, внешняя тишина — это хорошо, а вот внутренняя — это уже — плод здравомыслия. И это — единственное, к чему мне следует стремиться. «Про себя» я постоянно критиковала и обвиняла мужа в том, что он — не такой, какой должен быть мой муж. Смешно -до слёз. Так я разрушила всё то доброе, что между нами было — только вот такими мыслями и чувствами.
Единственно, что меня выручало в какой-то мере ещё до Ал-Анона — это моя профессия. В отношении критики (которой я боялась пуще огня ещё в детстве) меня , можно сказать, образовали. Т.е. я стала различать критику и обвинения. Без критики работать врачом невозможно. Она — «рабочая составная» профессиональных отношений, причём нередко-ежедневная.
Критика как форма анализа позволила мне определить — уже в Ал-Аноне, что всю свою жизнь я боялась обвинений — порождённых болезнью моих близких. И «выплёскивала вместе с водой ребёнка», смешав в одно целое критику и обвинения.
И я не понимала,  почему рабочая критика вызывает во мне и сочувствие, и уважение, и даже благодарность, а домашние мои меня всё время «обижают».
«Если вы избавитесь от предрассудков, то вы найдёте помощь», Я повзрослела в Ал-Аноне, и сейчас мне бывает важно самой проявить инициативу и узнать, что во мне «не так». Я просто беру это на вооружение и переживаю — и непременно получаю результат!
А вот от обвинения я отказалась давно — с тех пор как здравомыслие стало во мне прорастать. Самой мне они уже не нужны, т.к. я научилась людей уважать, особенно-близких. И в свой адрес я их просто игнорирую. Это совершенно лишнее — доказывать человеку, как он плох. Этим меня угощали в изобилии в моей семье, и, слава Богу, благодаря Ал-Анону я решительно от этого отдалилась.
Что касается моего «сегодня», то мне очень, очень важно прекратить раздрай в самой себе. Наружу я уже мало что выпускаю и прошу прощения, когда я это делаю, А вот внутренне — мне приходится нередко останавливаться в общении и проделывать духовную работу, чтобы прийти в состояние уважения и принятия. Только в таком состоянии я могу общаться — причём могу высказать и критические мои наблюдения — потому что считаю это единственно возможным и честным в данный момент.
Без Третьего Шага (и 11-го) это для меня невозможно. Как только моё эго распускается под влиянием обстоятельств -так пиши — пропало! Поэтому я сейчас стараюсь не уставать, прежде всего. Общаться поменьше. Побольше уделять внимания молитве и пониманию. Тогда я в состоянии «не впадать» в обвинения. И думать о том, что у близких людей есть полное право жить так, как они хотят. И у меня тоже есть такое право. Мы свободны выбирать. И если мы близки — мы просто подаём время от времени друг дружке сигналы. А уж принимать их или нет — дело каждого из нас. Главное -что мы дорожим личностью друг друга. НЕ страшно отдалиться — страшно осудить и обвинить.

Конспект собрания группы Ал-Анон

копирован и размещён на сайте alanon.org.ua

 на основании разрешения

рабочего собрания группы «Радуга»от 21.03.2015 г. 

Источник:

http://www.fgump.ru/stati/konspekty-sobranii-grupy-al-anon/kritika-i-obvinenija.html

Около Sveta Ra

Смотрите Также

Принятие решений

Программа Ал-Анон в целом направлена на ежедневное облегчение нашей жизни, нередко отягощённой активным алкоголизмом кого-либо …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *